Современные конъюгированные вакцины, применяемые для профилактики менингококковой инфекции

Коровкина Е. С., Костинов М. П.
ФГБНУ "Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова" Минздрава России, Москва



30 мая 2018 г.
Статья посвящена проблеме профилактики менингококковой инфекции в России и за рубежом, представлены данные об особенностях эпидемического процесса. Приведен обзор существующих средств вакцинопрофилактики менингококковой инфекции на современном этапе. Показано влияние четырехвалентной менингококковой конъюгированной вакцины Menactra на проявления эпидемического процесса менингококковой инфекции, в том числе у детей первых лет жизни.
вакцинация, менингококковая инфекция, менингококковые вакцины

Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2018. Т. 7. № 1. С. 60-68.

Менингококковая инфекция (МИ) - острое антропо-нозное инфекционное заболевание, возбудителем которого является бактерия Neisseria meningitidis (менингококк). В соответствии с антигенными свойствами полисахарида капсулы менингококка выделяют 12 серогрупп (А, В, С, X, Y, Z, W (В новой номенклатуре болезней серогруппа W135 переименована в W (Harrison O.B., Claus H., Jiang Y., Bennettet J.S., et al. Emerg Infect Disease. 2013; 19: 566-73).), 29E, К, Н, L, I), из них 6 (A, B, C, Y, X, W) вызывают большинство случаев генерализованной МИ во всем мире [1].

В настоящее время случаи МИ регистрируют более чем в 150 странах мира, в том числе и в России. Самые высо­кие показатели заболеваемости МИ отмечают на Африкан­ском континенте, где находится гиперэндемичная зона -так называемый менингитный пояс, простирающийся к югу от Сахары, от Сенегала на западе до Эфиопии на востоке и включающий 14 стран [1].

Эпидемический процесс МИ характеризуется пери­одическими подъемами заболеваемости, которые воз­никают через длительные межэпидемические периоды (10-30 лет и более) и обусловлены, как правило, одной из серогрупп менингококка. Предпосылками для перио­дической активации эпидемического процесса МИ служат серогрупповое разнообразие возбудителя, широкая цир­куляция менингококка среди населения в виде бессимп­томного носительства, интенсификация миграционных про­цессов [2].

До последнего времени эпидемические вспышки МИ вызывали менингококки групп А, В и С [2]. В стра­нах "менингитного пояса" до 2010 г. и начала про­ведения массовой иммунизации от менингококковой инфекции до 80-85% всех случаев заболевания вы­зывали менингококки серогруппы А. При этом эпиде­мические подъемы заболеваемости отмечали каждые 7-14 лет [2]. В настоящее время доля заболеваний, вызванных менингококком серогруппы А, на Африкан­ском континенте резко снизилась, что связано с ши­роким применением менингококковых вакцин А и А+С [2]. В 1990-2000 гг. в странах Западной Европы (Ве­ликобритания, Франция, Швеция, Нидерланды), США, Канаде и Новой Зеландии доминировали менингококки серогрупп В и С [2].

Однако с начала 2000-х гг. в разных странах мира (Бур­кина-Фасо, Нигерия, Нигер, Бенин, Саудовская Аравия, Канада, Нидерланды, Австралия) в этиологической струк­туре генерализованных форм МИ (ГФМИ) отмечается зна­чительное увеличение доли заболеваний (до 30-50%), обусловленных менингококком серогруппы W, который ранее редко был причиной ГФМИ [3-6]. Вспышки МИ, вы­званной менингококком серогруппы W, зарегистрированы в 2015-2017 гг. в Чили, Великобритании, Швеции, Австралии и Франции [5-8].

Спорадическая заболеваемость МИ связана с менинго­кокками, принадлежащими к разным серогруппам, среди них наиболее часто встречаются менингококки серогрупп А, В, C, Y, W [1-3, 9-12].

Известно, что более 20% населения являются здоровыми носителями N. meningitidis, что определяет формирование адаптивного иммунитета к циркулирующим менингококкам [1-3, 9, 12].

Для МИ свойственна зимне-весенняя сезонность, однако вспышки заболеваемости могут возникать независимо от сезона года. Это характерно для вновь организуемых дет­ских коллективов (дошкольные и учебные учреждения), а также при формировании новых коллективов подростков и людей молодого возраста (колледжи, вузы, военные ча­сти). В организованных коллективах возможность зараже­ния восприимчивых определяют длительность (не менее 3-5 ч) и близость (на расстоянии не более 1 м) общения с источником инфекции, как правило, в условиях переуплот­ненных спальных помещений. Особо следует отметить, что наиболее высокий уровень заболеваемости МИ как в период эпидемического распространения, так и в межэпидемиче­ский период регистрируют среди детей раннего возраста и подростков [2, 3, 11-13].

Основной особенностью эпидемического процесса МИ в Российской Федерации в последние десятилетия является неуклонное снижение заболеваемости, например, за по­следние 5 лет (с 2012 по 2016 г.) показатель не превышает 1 на 100 тыс. населения [11-13]. Установлено, что среди заболевших ГФМИ доля детей до 14 лет (включительно) составляет >69%, а показатель детской заболеваемости превышает заболеваемость взрослых в 13 раз [13]. Осо­бенно уязвимой возрастной группой являются дети первых 5 лет жизни. В 2016 г. на них пришлось 56,6% всех заре­гистрированных в Российской Федерации случаев ГФМИ (388 случаев из 685) [13]. При этом наибольшее число забо­левших ГФМИ детей в возрасте до 5 лет - первого года жизни (176 из 388) [13].

Показано, что в структуре младенческой смертности от инфекционных болезней МИ стабильно занимает 3-е ме­сто после кишечных инфекций и септицемии, а показатели летальности достигают 23% в группе детей до года вклю­чительно [12, 13]. Причиной летальных исходов часто яв­ляется фульминантная менингококкемия, при которой раз­вивается клиническая картина инфекционно-токсического шока (ИТШ). В 90% случаев смерть пациента наступает в течение 1 сут после поступления в стационар и не всегда имеется возможность своевременно провести диагности­ческие, терапевтические и реанимационные процедуры [13, 15-18].

Медико-социальное значение МИ определяют быстрота развития инфекционного процесса, тяжесть и непредска­зуемость течения ГФМИ, высокая вероятность летального исхода болезни (неснижаемый популяционный уровень летальности составляет 10-15%) и значительная частота инвалидизации [8-18, 20-25]. Значителен и экономиче­ский ущерб от МИ. В 2016 г. в Российской Федерации МИ по величине причиненного экономического ущерба заняла 19-е место среди всех инфекционных болезней, а сам ущерб оценен в 286 642,4 тыс. руб. [19]. Вакцинопрофилактику МИ в России проводят по эпидемическим показаниям с учетом эпидемической ситуации и в эпидемическом очаге при на­личии 2 и более случаев ГФМИ [14, 17].

С учетом медико-социальной значимости МИ и согласно международным медико-санитарным правилам (2005) MИ была включена в Перечень инфекционных (паразитарных) болезней, требующих проведения мероприятий по санитар­ной охране территории РФ [26-29].

Таким образом, представленные данные позволяют кон­статировать период спада заболеваемости МИ в России при естественной динамике эпидемического процесса, так как плановая вакцинация отсутствует. Однако частота генерали­зованных форм инфекции и стабильно высокие показатели летальности, особенно у детей, а также генетическая измен­чивость возбудителя заболевания и смена доминирующей серогруппы за короткий период времени определяют необ­ходимость дальнейшего поиска наиболее действенных мер профилактики МИ [2, 3, 23-25].

Позиция Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по вопросам профилактики МИ заключается в сле­дующем: химиопрофилактика может предотвратить вто­ричные случаи заболевания в эпидемическом очаге, но, поскольку их доля составляет только 1-2% всех регистри­руемых случаев МИ, проведение химиопрофилактики не может оказать большого влияния на течение эпидемиче­ского процесса. Учитывая широкую распространенность здорового носительства менингококка среди населения, применение химиотерапевтических средств для его эли­минации практически невозможно. Поэтому иммунизация с использованием безопасных и эффективных вакцин явля­ется единственным рациональным подходом в борьбе с МИ [1, 2, 23, 24].

Согласно позиции ВОЗ, массовая вакцинация против МИ рекомендована в высокоэндемичных (заболеваемость ГФМИ >10 на 100 тыс. населения) и эндемичных регионах (забо­леваемость 2-10 на 100 тыс.) [24]. В странах с годовой за­болеваемостью <2 на 100 тыс. населения вакцинация про­тив МИ рекомендуется в определенных группах риска. К ним относят детей, подростков и молодых взрослых в закрытых коллективах (например, в школах-интернатах, военных ла­герях и т.д.), работников бактериологических лабораторий, имеющих риск экспозиции к менингококкам. Люди, путеше­ствующие в высокоэндемичных регионах мира, должны быть привиты против распространенных в данных регионах серогрупп возбудителя. Также вакцинация против МИ должна быть предложена всем пациентам, имеющим синдром пер­вичного или вторичного иммунодефицита, асплению, дефи­цит терминальных компонентов системы комплемента, ВИЧ-инфекцию [24].

В настоящее время для профилактики МИ используют 2 типа вакцин.

1. Полисахаридные вакцины - двухвалентные (серогрупп А и С), трехвалентные (серогрупп А, С и W) и четырех­валентные (серогрупп А, С, Y и W). Однако полисахаридные вакцины имеют ряд существенных недостатков. Они ока­зались малоэффективными для предупреждения МИ у де­тей первых 2 лет жизни, так как полисахариды относятся к Т-независимым антигенам. Кроме того, на введение та­ких полисахаридных вакцин не формируется долгосрочный и стойкий (клеточный) иммунный ответ [30, 31].

2. Конъюгированные вакцины по сравнению с полисахаридными вакцинами обладают рядом преимуществ: они более иммуногенны, снижают уровень носительства менин­гококка и при проведении плановой вакцинации обеспечи­вают формирование коллективного иммунитета. Кроме того, конъюгированные вакцины более эффективны в группе де­тей младшего возраста (до 2 лет), поскольку они содержат Т-зависимые антигены и формируют стойкий (клеточный) иммунный ответ.

Первыми были лицензированы конъюгированные менингококковые вакцины на основе N. meningitidis серогруппы C (Meningitec, Menjugate и NeisVac-C), предназначенные для вакцинации детей в возрасте от 2 мес, подростков и взрос­лых. Исследования иммуногенности этих препаратов у здо­ровых взрослых и подростков показали значимое нарастание титра антител через 1 мес после вакцинации, а также высо­кую иммуногенность у младенцев и детей младшего возраста, в том числе при совместном применении с другими вакцинами [31, 32]. На данный момент вакцинация против N. meningitidis серогруппы С детей младшего возраста включена в националь­ные программы иммунизации 16 стран Европы [33, 34]. С 2005 г. стали доступны квадривалентные менингококковые вакцины ACWY - Menactra, Menveo и Nimenrix. Рандомизированное контролируемое сравнительное исследование иммунологи­ческой эффективности конъюгированной (Menactra) и полисахаридной (Menomune) вакцин, проведенное в двух группах по 423 человек в возрасте 11-18 лет, показало, что через 28 дней после вакцинации защитные титры антител к антигенам всех 4 серогрупп N. meningitidis были выявлены у 97% приви­тых при использовании обеих вакцин. Аналогичные результаты получены и в другом исследовании, проведенном в возрастных группах 19-55 лет (1280 участников были привиты конъюгированной вакциной и 1098 - полисахаридной) [31, 35].

В декабре 2010 г. новая конъюгированная вакцина про­тив менингококка группы А (MenAfriVac) была применена на всей территории Буркина-Фасо, а также в некоторых райо­нах Мали и Нигера для целевой группы в возрасте от 1 года до 29 лет. По состоянию на июнь 2015 г. вакцинацией были охвачены 220 млн человек в 16 странах Африки. Предпо­лагается, что она будет не только обеспечивать длительную защиту вакцинированных людей, но и обеспечивать коллек­тивный иммунитет. Кроме того, термостабильность препа­рата позволяет использовать его в условиях стран Африки. Ожидается, что благодаря широкому охвату прививками це­левой группы в возрасте от 1 года до 29 лет эпидемии МИ, вызванные N. meningitidis серогруппы А, в этом регионе Аф­рики будут ликвидированы [23, 24].

Важно отметить, что разработка полисахаридных вак­цин против менингококка серогруппы В невозможна из-за антигенной мимикрии с полисахаридами нервной ткани человека: существует перекрестная реактивность антител к модифицированному полисахариду группы B с тканевыми антигенами мозга новорожденного [31, 36].

Начиная с 2014 г., после регистрации четырехвалент­ной (A, C, Y, W) полисахаридной конъюгированной вакцины (Menactra, компания "Санофи Пастер", Франция), в Российской Федерации появилась возможность актив­ного вмешательства в эпидемический процесс МИ путем расширения показаний к применению специфической вакцинопрофилактики в рамках календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям [27]. Menactra -это комбинированная четырехвалентная конъюгированная менингококковая вакцина, содержащая капсульные полисахариды N. meningitidis серогрупп A, C, Y, W, кото­рые индивидуально конъюгированы с белком-носителем (очищенный анатоксин C. diphtheriae) [37]. Учитывая осо­бую актуальность проблемы МИ у детей раннего возраста в Российской Федерации, для оценки иммуногенности и безопасности четырехвалентной (A, C, Y, W) менингококковой конъюгированной вакцины Menactra было про­ведено предрегистрационное многоцентровое открытое клиническое исследование у детей в возрасте 9-23 мес. В исследование были включены 100 детей в возрасте 9-23 мес, проживающих в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, Перми и Мурманске [38]. Клиническое исследование ста­вило своей целью оценить долю привитых с защитным уров­нем антител (≥1:8) и выраженность иммунного ответа через 1 мес после законченного курса вакцинации двумя дозами вакцины Menactra с интервалом 3-6 мес, а также профиль безопасности вакцины после каждой вакцинации [38]. Иммуногенность вакцины оценивали по уровню бактери­цидных антител, которые определяли до и после вакци­нации. Анализ результатов исследования показал, что че­рез 1 мес после двукратного введения вакцины Menactra доля детей с защитным уровнем антител составила 93-99% для серогрупп A, C, Y, W; вакцинация вызвала на­растание концентрации защитных антител ко всем 4 серогруппам. При этом защитный уровень бактерицидных антител до вакцинации регистрировали к менингококку серогрупп: А - в 40% случаев, С - 5%, Y - 4%, W - 7%, а после вакцинации - в 99; 92,9; 93,9 и 98,0% случаев соот­ветственно. Результаты исследования соответствовали дан­ным о безопасности и иммуногенности вакцины Menactra, полученным ранее в других странах в аналогичных возраст­ных группах [38]. В России хорошо изучены эффективность и безопасность совместного применения четырехвалентной конъюгированной менингококковой вакцины серогрупп A, C, Y, W (Menactra) с другими вакцинными препаратами -для иммунизации здоровых детей и детей с различными от­клонениями в состоянии здоровья [39-46]. В данных ра­ботах показано, что у большинства привитых (93,8-96,7%) четырехвалентной конъюгированной вакциной против МИ поствакцинальный период проходил бессимптомно и гладко [38-40, 47]. Показана хорошая переносимость иммунизации четырехвалентной конъюгированной вакци­ной Menactra и при совместном ее применении с другими вакцинными препаратами у здоровых детей разных воз­растных групп и у пациентов с отклонениями в состоянии здоровья различной степени выраженности [39, 40, 47].

В целом в исследованиях было зафиксировано от 8,3 до 14,2% случаев поствакцинальных реакций, которые оцени­вались как слабой степени выраженности [39, 40, 47]. Пре­валировали местные реакции, доля общих поствакцинальных реакций не превышала 2,7-3,3%. Одновременно как общие, так и местные поствакцинальные реакции в разных иссле­дованиях были отмечены у 2-2,3% пациентов [38-40, 47]. Следует отметить, что поствакцинальные реакции (местные и общие) одинаково часто регистрировали как у здоровых, так и у детей с нарушенным состоянием здоровья [38-40]. Иммунизация против MИ детей с аллергическими заболева­ниями, в том числе в сочетании с другими вакцинными пре­паратами, также не приводила к развитию каких-либо реак­ций или присоединению острых респираторных инфекций в поствакцинальном периоде [38-46].

Накопленный практический опыт вакцинации против МИ в России и мире нашел отражение в разработанных клиниче­ских рекомендациях [47]. Согласно имеющимся клиническим рекомендациям [47], вакцинация против МИ рекомендована следующим группам населения: людям, проживающим в усло­виях скученности (закрытые коллективы, общежития, армей­ские казармы); сотрудникам исследовательских, промышлен­ных и клинических лабораторий, регулярно подвергающимся воздействию N. meningitidis, находящегося в растворах, спо­собных образовывать аэрозоль; людям с иммунодефицитным состоянием, включая функциональную и анатомическую асплению, а также с дефицитом системы комплемента и пропердина [47-50]; ВИЧ-инфицированным с клиническими проявлениями иммунодефицита [50-53]; людям, перенесшим операцию кохлеарной имплантации; больным с ликвореей; туристам и людям, выезжающим в гиперэндемичные по МИ регионы, такие как страны Африки, расположенные к югу от Сахары; студентам различных вузов, особенно проживающим в общежитиях или гостиницах квартирного типа; призывни­кам и новобранцам [47-53].

Преимущества вакцины Menactra, как и других совре­менных конъюгированых полисахаридных вакцин, состоят в том, что они способны активировать Т-клеточное звено иммунитета, формировать длительную клеточную память, а при массовой иммунизации детского населения значи­тельно влиять на снижение уровня носительства и способ­ствовать сокращению заболеваемости МИ. При этом белок-носитель-конъюгат и полисахариды вакцины являются мощными иммуногенами, которые стимулируют как антителообразование, так и активизацию неспецифических факто­ров защиты [55-59]. Вакцинация не только сопровождается защитой от конкретной инфекции, но также временно может восстановить дефекты в иммунном статусе привитого, что приводит к уменьшению частоты обострений сопутствующей патологии и/или присоединения респираторных инфекций.

В настоящее время в России отсутствует универсальная стратегия специфической профилактики МИ. Вместе с тем существующие возможности вакцинопрофилактики при их более широком использовании позволяют максимально повысить эффективность профилактических мероприя­тий, особенно у детей раннего возраста и групп риска. На­копленный опыт применения в России четырехвалентной менингококковой конъюгированной вакцины Menactra от­крывает новые возможности эффективного предупрежде­ния МИ у детей (в том числе детей первых лет жизни), под­ростков и взрослых, включая людей, относящихся к группам риска.

Сведения об авторах

Коровкина Елена Сергеевна

Cтепень/зв.: кандидат медицинских наук

Должность: старший научный сотрудник

Место работы: ФГБНУ "Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова" Минздрава России, Москва

e-mail: eskorovkina@yandex.ru

Костинов Михаил Петрович

Cтепень/зв.: доктор медицинских наук, профессор

Должность: заведующий лабораторией вакцинопрофилактики и иммунотерапии аллергических заболеваний отдела аллергологии ФГБУ "Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И. И. Мечникова" РАМН, Москва

Место работы: ФГБНУ "Научно-исследовательский институт вакцин и сывороток им. И.И. Мечникова" Минздрава России, Москва

МНН:  
Вакцина для профилактики менингококковых инфекций
ТН:  

XXI.Z20-Z29.Z23.8     Необходимость иммунизации против другой одной бактериальной болезни

ЛИТЕРАТУРА

1. WHO. MeningococcaL Meningitis. Fact Sheet No. 141. URL: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs141/en/ (date of access: 09.06.17)

2. DwiLow R., FaneLLa S. Invasive meningococcaL disease in the 21st Century - an update for the cLinician // Curr. NeuroL. Neurosci. Rep. 2015. VoL. 15, N 3. P. 2.

3. Stephen I., PeLton M.D. The gLobaL evoLution of meningococcaL epidemioLogy foLLowing the introduction of meningococcaL vaccines // J. AdoLesc. HeaLth. 2016. VoL. 59, N 2. SuppL. P. S3-S11.

4. Tsang R.S.W., Hoang L., TyrreLL G.J., Horsman G. et aL. Increase in Neisseria meningitidis serogroup W invasive disease in Canada: 2009-2016 // CCDR. 2017. VoL. 43, N 7/8.

5. KnoL M.J., Hahne S.J.M., Lucidarme J. et aL. TemporaL associations between nationaL outbreaks of meningococcaL serogroup W and C disease in the NetherLands and EngLand: an observationaL cohort study // Lancet PubLic HeaLth. 2017. VoL. 2. P. 473-482.

6. CarviLLe K.S., Stevens K., SohaiL A., FrankLin L.J. et aL. Increase in meningococcaL serogroup W disease, Victoria, AustraLia, 2013-2015 // Emerg. Infect. Dis. 2016. VoL. 22, N 10. P. 1785-1787.

7. Lucidarme J., Scott K.J., Ure R., Smith A. et aL. An internationaL invasive meningococcaL disease outbreak due to a noveL and rapidLy expanding serogroup W strain, ScotLand and Sweden, JuLy to August 2015 // EurosurveiLLance. 2016. VoL. 21, N 45.

8. Bassi C., Taha M.-K., MerLe Ch., Hong E. et aL. A cLuster of invasive meningococcaL disease (IMD) caused by Neisseria meningitidis serogroup W among university students, France, February to May 2017 // EurosurveiLLance. 2017. VoL. 22, N 28.

9. Cauganta D.A., Maidenc M.C.J. MeningococcaL carriage and disease -popuLation bioLogy and evoLution // Vaccine. 2009. VoL. 27, N 4. P. B64-B70.

10. Заплатников А.Л., Гирина А.А., Коровина Н.А., Свинцицкая В.И. Новые возможности вакцинопрофилактики менингококковой инфекции у детей // РМЖ. 2015. Т. 3. № 23. С. 183-186.

11. Актуальные вопросы эпидемиологического надзора и профи­лактики бактериальных менингитов в РФ. Решение коллегии Роспотребнадзора от 26.06.2014. URL: http://www.rospotrebnadzor.ru/upLoad/ibLock/71d/reshenie-koLLegii-5.

12. Королева И.С., Королева М.А., Белошицкий Г.В. Современная эпидемиологическая ситуация по менингококковой инфекции в Россий­ской Федерации и возможности вакцинопрофилактики // Мед. алфавит. 2016. Т. 6, № 1. С. 15-18.

13. Менингококковая инфекция и гнойные бактериальные менин­гиты в Российской Федерации 2016 год. Информационно-аналитиче­ский обзор. Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Российскийреференс-центр по мониторингу за бактериальными менингитами. М., 2017.

14. Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям. Приказ Минздрава России от 21.03.2014 № 125н.

15. Management of BacteriaL Meningitis and MeningococcaL Septicaemia in ChiLdren and Young PeopLe Younger than 16 Years in Primary and Secondary Care / ed. by A. CLoke. London : NationaL CoLLaborating Centre for Women's and ChiLdren's HeaLth Commissioned by the NationaL Institute for HeaLth and CLinicaL ExceLLence, 2010. 271 р.

16. Самодова О.В., Кригер Е.А., Титова Л.В., Леонтьева О.Ю. и др. Исходы генерализованных форм менингококковой инфекции у детей Архангельской области, 1991-2011 гг. // Журн. инфектологии. 2012. Т. 2, № 2. С. 60-65.

17. Менингококковая инфекция у детей : руководство для врачей / под ред. Скрипченко Н.В., Вильниц А.А.. СПб., 2015. 840 с.

18. Скрипченко Н.В., Лобзин Ю.В., Алексеева Л.А. Возрастные клинико-эпидемиологические особенности менингококковой инфекции у детей и пути ее совершенствования // Эпидемиология и инфекци­онные болезни. 2010. № 1. С. 35-40.

19. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2016 году: Государственный до­клад. М. : Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потре­бителей и благополучия человека, 2017.

20. Балмасова И.П., Венгеров Ю.Я., Раздобарина С.Е., Нагибина М.В. Иммунопатогенетические особенности бактериальных гнойных менингитов // Эпидемиология и инфекционные болезни. 2014. Т. 5, № 19. С. 4-9.

21. Мазанкова Л.Н., Колтунов И.Е., Анджель А.Е., Витковская И.П. и др. Детская инфекционная заболеваемость в Москве: проблемы и их решение // Дет. инфекции. 2016. № 1. С. 9-14.

22. Иванова М.В., Скрипченко Н.В., Вильниц А.А., Горелик Е.Ю. и др. Особенности течения генерализованной менингококковой инфекции, вызванной менингококком серогруппы W-135 // Дет. инфекции. 2016. № 4. С. 57-60.

23. Centers for Disease ControL and Prevention. Prevention and ControL of MeningococcaL Disease. Recommendations of the Advisory Committee on Immunization Practices (ACIP) // MMWR. 2013. VoL. 62, N RR02.

24. WHO. MeningococcaL Vaccines: WHO Position Paper, November 2011 // WkLy EpidemioL. Rec. 2011. VoL. 86. P. 521-539.

25. Thompson M.J., Ninis N., Perera R. et aL. CLinicaL recognition of meningococcaL disease in chiLdren and adoLescents // Lancet. 2006. VoL. 367. P. 397-403.

26. Коллегия Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Решение № 5 от 26.06.2014.

27. Календарь профилактических прививок поэпидемическим по­казаниям, приложение № 2 к приказу Минздрава России от 21.03.2014 № 125н.

28. Инфекционная заболеваемость за 2015 г. в Российской Феде­рации // Дет. инфекции. 2016. Т. 15. № 1. С. 5.

29. Санитарная охрана территории Российской Федерации. Сани­тарные правила СП 3.4.2318-08 (зарегистрировано в Минюсте России 03.04.2008 № 11459.

30. Frasch C.E. Vaccines for prevention of meningococcal disease // Clin. Microbiol. 1989. Vol. 2. P. s134-s138.

31. Ртищев А.Ю., Колтунов И.Е., Петряйкина Е.Е., Выхристюк О.Ф. Современные возможности и перспективы вакцинопрофилактики менингококковой инфекции у детей // Трудный пациент. 2017. Т. 15, № 1-2. С. 53-58.

32. Southern J. et al. Immunogenicity of a reduced schedule of meningococcal group C conjugate vaccine given concomitantly with the Prevenar and Pediacel vaccines in healthy infants in the United Kingdom // Clin. Vaccine Immunolol. 2009. Vol. 16. P. 194-199.

33. ECDC. Vaccine Schedule. Recommended immunisations for meningococcal disease. URL: http://vaccine-schedule.ecdc.europa.eu/Pages/Scheduler.aspx. (date of access: 26.01.17)

34. Public Health England. Immunisation against infectious disease -The Green Book, update September 2016. URL: https://www.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/554011/ Green_Book_Chapter_22.pdf. (date of access: 26.01.17)

35. Bilukha O.O. et al. Prevention and control of meningococcal disease. Recommendations of the Advisory Committee on Immunization Practices (ACIP). CDC Surveillance Summaries // MMWR Morb. Mortal. Wkly Rep. 2005. Vol. 54. P. 1-21.

36. Granoff D.M. Review of meningococcal group B vaccines // Clin. Infect. Dis. 2010. Vol. 50, N 2. P. s54-s65.

37. Государственный реестр лекарственных средств. М. : Минздрав России. URL: http://www.drugreg.ru.

38. Фридман И.В., Харит С.М. Профилактика менингококковой ин­фекции // Мед. совет. 2017. № 4. С. 16-18.

39. Намазова-Баранова Л.С., Новикова Д.А., Федосеенко М.В., Гайворонская А.Г. и др. Безопасность совместного применения четырехва­лентной конъюгированной вакцины против менингококковой инфекции серогрупп А, С, Y, W-135 с другими вакцинными препаратами: проспек­тивное исследование серии случаев среди детей здоровых и с различ­ными отклонениями в состоянии здоровья // Вопр. соврем. педиатрии. 2017. Т. 16, № 2. С. 156-162.

40. Ртищев А.Ю., Шамшева О.В. Оценка безопасности вакцинации против менингококковой инфекции в период эпидемического подъема заболеваемости в городе Москве // Материалы III Конгресса педиа­тров-инфекционистов России "Актуальные вопросы инфекционной патологии у детей. Инфекция и иммунитет". М. : Ассоциация педиатров-инфекционистов, 2004.

41. Намазова Л.С., Костинов М.П., Волкова О.Н., Таточенко В.К. и др. Профилактика гриппа, ОРИ, пневмококковой, менингококковой и Hib-инфекции часто болеющих детей : пособие для врачей. М., 2006. 43 с.

42. Вакцинация детей с нарушенным состоянием здоровья. Вакци­нация детей с нарушенным состоянием здоровья : практическое руко­водство для врачей. 1-е изд. / под ред. М.П. Костинова. М. : Медицина для всех, 1996. 78 с.

43. Вакцинация детей с нарушенным состоянием здоровья : прак­тическое руководство для врачей. 2-е изд. / под ред. М.П. Костинова. М. : Медицина для всех, 2000. 120 с.

44. Вакцинация детей с нарушенным состоянием здоровья : прак­тическое руководство для врачей. 4-е изд. / под ред. М.П. Костинова. М. : Медицина для всех, 2013. 432 с.

45. Вакцинация взрослых с бронхолегочной патологией : руковод­ство для врачей / под ред. М.П. Костинова. М. : Созвездие, 2013. 109 с.

46. Вакцины нового поколения в профилактике инфекционных за­болеваний. 2-е изд. доп. / под ред. М.П. Костинова, В.Ф. Лаврова. М. : МДВ, 2010. 192 с.

47. Иммунопрофилактика менингококковой инфекции у детей : клинические рекомендации для педиатров / под ред. А.А. Баранова, Л.С. Намазовой-Барановой. М. : Педиатръ, 2016. 36 с.

48. Брико Н.И., Намазова-Баранова Л.С., Королева И.С., Вино­градов М.А. и др. Резолюция Междисциплинарного совета экспертов по профилактике тяжелых инфекций у пациентов с генетическими на­рушениями регуляции системы комплемента, получающих терапию экулизумабом // Эпидемиология и вакцинопрофилактика. 2017. № 1 (92). С. 51-54.

49. Брико Н.И., Намазова-Баранова Л.С., Королева И.С., Виногра­дова М.А. и др. Профилактика тяжелых инфекций у пациентов с гене­тическими нарушениями регуляции системы комплемента, получающих терапию экулизумабом: пресс-релиз о проведении Междисциплинар­ного совета экспертов // Педиатр. фармакология. 2017. Т. 14, № 1. С. 61-67.

50. ВИЧ-инфекция. Клинико-диагностические и лечебно-про­филактические аспекты. Из серии книг "Социально-значимые заболе­вания" / под ред. М.П. Костинова, М.Н. Папуашвили, М.В. Сухинина. М. : Боргес, 2004. 128 с.

51. Костинов М.П., Харит С.М., Снегова Н.Ф., Лакоткина Е.А. и др. Стратегия вакцинации у детей групп риска по ВИЧ-инфицированию // Ремедиум. 2004. № 12. С. 38-42.

52. Снегова Н.Ф., Костинов М.П., Харит С.М. Вакцинопрофилактика иммунокомпрометированных пациентов, угрожаемых по развитию ВИЧ-инфекции // Immune-Mediated Disеаses. From Theory to Therapy. Abstracts of the Congres. Moscow, 3-8 October. 2005. Vol. 6 (S1). P. 260­261.

53. Вакцины и вакцинация : национальное руководство. Краткое изд. / под ред. В.В. Зверева, Р.М. Хаитова. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2014. 640 с.

54. Аллергология и иммунология : национальное руководство / под ред. Р.М. Хаитова, Н.И. Ильиной. М. : ГЭОТАР-Медиа, 2014. 656 с.

55. Афиногенова В.П., Лукачев И.В., Костинов М.П. Иммуноте­рапия: механизм действия и клиническое применение иммунокорригирующих препаратов // Леч. врач. 2010. № 4. С. 9.

56. Иммуномодуляторы и вакцинация : руководство / под ред. М.П. Костинова, И.Л. Соловьевой. М. : 4Мпресс, 2013. 272 с.

57. Протасов А.Д., Жестков А.В., Костинов М.П., Золотарев П.Н. и др. Способ формирования иммунологической памяти к антигенам Streptococcus pneumoniae у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких. Пат. на изобретение № 2544168. 2015. 6 с.

58. Протасов А.Д., Костинов М.П. Способ активации факторов противовирусной защиты у пациентов с хронической обструктивной бо­лезнью легких. Пат. на изобретение № 2591809. 2016. 8с.

59. Протасов А.Д., Костинов М.П. Способ усиления активности фак­торов неспецифической защиты у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких. Пат. на изобретение № 2600838. 2016. 8 с.