Новые возможности в лечении аллергического ринита и аллергического конъюнктивита: топические препараты

Наталья Юрьевна Сотникова
ФГБУ "Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова" Минздрава России
24 марта 2018 г.
Действующие вещества:
Интерферон альфа-2b + Лоратадин
Торговые названия:
МКБ-10:

VII.H10-H13.H10.1     Острый атопический конъюнктивит

X.J30-J39.J30     Вазомоторный и аллергический ринит

X.J30-J39.J30.2     Другие сезонные аллергические риниты

В статье дан обзор данных по топической терапии персистирующего аллергического ринита и аллергического конъюнктивита. Описываются результаты по местному использованию комбинированного препарата Аллергоферон®. Приводятся данные по его эффективности и безопасности. На основании приведенных данных делается вывод о том, что препарат Аллергоферон® открывает новые возможности в лечении аллергопатологии.
персистирующий ринит, аллергический конъюнктивит, топическая терапия, комбинированная терапия, Аллергоферон®, клиническая эффективность

Инфекц. бол.: новости, мнения, обучение. 2017. № 1. С. 42-50.

Аллергология и аллергологические проблемы во всем мире приобретают все большее медико-социаль­ное значение [1, 2]. Аллергический ринит (АР) -одно из наиболее частых аллергических заболеваний и наиболее частых проявлений поллиноза [1, 3]. К сожале­нию, больные не всегда обращают внимание на легкие симп­томы болезни и к врачу обращаются уже при достаточно тя­желом состоянии. В то же время даже легкие проявления АР могут оказывать неблагоприятное влияние на психоло­гическое состояние и социальную жизнь людей, ограничи­вать их профессиональную деятельность, нарушать качество жизни пациента [4].

Аллергические заболевания встречаются в практике врача любого профиля. Но наиболее часто с АР, помимо аллергологов, сталкиваются оториноларингологи. Это об­условлено разными возможностями врачей данных специ­альностей, разным арсеналом имеющихся методов и пре­валирующими жалобами пациентов [5-7]. В распоряжении аллергологов имеется такой эффективный инструмент, как аллерген-специфическая иммунотерапия (АСИТ) [8]. Но и она имеет свои ограничения: возможность примене­ния при определенных видах сенсибилизации, полисен­сибилизация, необходимость проведения нескольких кур­сов. Кроме того, очень часто - в 87,7% случаев, по данным Е.В. Надей [9], отмечаются сочетание нескольких форм аллергических заболеваний, утяжеление состояния боль­ного, развитие полисенсибилизации, что затрудняет или делает невозможным проведение АСИТ [7, 10, 11]. Благо­даря эндоскопии оториноларингологи имеют возможность объективно оценивать состояние слизистой оболочки носа, в связи с чем они способны курировать больных с АР [5-7], но в то же время они не имеют возможности мониторировать аллергостатус больных. Тем не менее именно заклю­чение оториноларингологов оказывается решающим при лечении пациентов с тяжелыми проявлениями сезонного АР в стационарных условиях асептической ламинарной палаты [12].

АР достаточно часто сочетается с аллергическими про­явлениями со стороны конъюнктивы глаз и сопровождается ее гиперемией, слезотечением и зудом век. Значительно реже аллергический конъюнктивит встречается как само­стоятельное заболевание. В то же время аллергический конъюнктивит является наиболее частым проявлением ал­лергической реакции со стороны органа зрения, составляя до 90% всех аллергозов [13-15]. Аллергический конъюнк­тивит - воспалительная реакция конъюнктивы на воздей­ствие аллергенов, характеризующаяся гиперемией и отеком слизистой оболочки век, отеком и зудом век, образованием фолликулов или сосочков на конъюнктиве. Иногда заболе­вание сопровождается поражением роговицы с нарушением зрения [13]. Аллергический конъюнктивит возникает при повышенной генетически заложенной чувствительности организма к тому или иному аллергену, реже встречаются аллергический блефарит, дерматит век, еще реже - ал­лергический кератит, ирит, увеит, ретинит, неврит. Вместе с тем конъюнктивит обычно обнаруживается и при других аллергических поражениях глаз: блефаритах, дерматитах век, кератитах. Аллергические конъюнктивиты поражают примерно 15% всего населения и остаются важной клини­ческой проблемой практической офтальмологии [16, 17]. В то же время среди больных с подтвержденной гиперчув­ствительностью к пыльцевым аллергенам до 91,2% пациен­тов имеют проявления глазной аллергии [18]. Одним из важ­ных компонентов в лечении аллергических заболеваний глаз является лекарственная симптоматическая терапия - мест­ная, с применением глазных препаратов, а также общая -с использованием антигистаминных препаратов при тяжелых поражениях [14, 15].

АР может сочетаться с различными вирусными за­болеваниями, кроме того, к нему могут присоединяться различные инфекционные осложнения и иммунологиче­ские расстройства [19-21]. Сочетанное бактериальное воспаление при АР отмечается в работах разных авторов [2, 22-24]. Следует отметить, что иммунный ответ, в том числе на условно-патогенную флору, у пациентов с аллергопатологией отличается от такового у здоровых людей [25]. При наличии патологии отмечается усиленная колонизация слизистой оболочки полости носа и верхних дыхательных путей в целом (при этом отсутствуют симптомы острого воспаления), формируется сенсибилизация к продуктам бактериальной клетки [25]. Развитию этих процессов при АР способствуют снижение содержания sIgA в слюне при повышении уровня сывороточного IgE, набухание слизи­стой и симбиоз нескольких возбудителей в рото- и носо­глотке (сочетание S. aureus, Str. spp., C. albicans) [2]. Очень часто АР, особенно у детей, сочетается с хроническим аденоидитом, синуситом, рецидивирующими и экссудативными средними отитами, что не только затрудняет лечение, но и способствует возникновению стенозов гортани [22]. В результате возникают новые трудности в лечении боль­ных с АР. АР может осложняться инфекционными заболе­ваниями вирусной этиологии. Поскольку воспаление на фоне бактериальной инфекции снижает защитные барьер­ные функции слизистой оболочки носа и местный иммуни­тет, создаются благоприятные условия для размножения респираторных вирусов. В свою очередь вирусная инфек­ция может усугубить течение аллергического процесса.

В связи с этим важное значение приобретают особенно­сти интерферонового статуса больного. Интерферон (ИФН) альфа-2b относится к интерферонам I типа [26], обладаю­щим антивирусной, иммуномодулирующей и противоопухо­левой активностью, что позволяет отнести их к важнейшим факторам естественного иммунитета, полифункциональным биорегуляторам широкого спектра действия. Благодаря этому ИФН являются универсальным средством для лечения вирусных заболеваний [26-28].

Препараты ИФН занимают особое место в ряду активно разрабатываемых и применяемых в настоящее время ле­карственных средств неспецифической терапии и профи­лактики вирусных инфекций [29]. ИФН формируют группу лекарственных соединений, в основе которых лежат струк­турные аналоги биологически активных гликопротеидов, секретируемых самой клеткой организма в процессе за­щитной реакции на чужеродную информацию - вирусную инфекцию. ИФН стимулируют процесс презентации анти­гена иммунокомпетентным клеткам, модулируют активность естественных киллеров, участвующих в противовирусном иммунитете [30]. Кроме того, ИФН оказывают иммуномодулирующее действие: усиливают цитотоксичность сенсибили­зированных лимфоцитов, а также ускоряют продукцию анти­тел и опосредованный ими лизис инфицированных клеток макро- и микрофагами.

В то же время доказано противоаллергическое действие низких доз ИФН-α при местном (накожном) применении. Оно обусловлено способностью этого цитокина регулировать IgE-ответ за счет снижения количества низкоаффинных ре­цепторов иммуноглобулина Е (FcsRII, CD23) на поверхности иммунокомпетентных клеток и естественного увеличения содержания растворимой (sCD23) формы этого рецептора в сыворотке крови. Постепенно происходит переключение синтеза антител с IgE на IgG и угасание реакции на аллерген с вовлечением в процесс главных регуляторов аллергического ответа клеток с фенотипом CD8+, CD60+ и таких цитокинов, как ИФН-γ и интерлейкин-10 (IL-10). Важность присутствия в этом процессе ИФН-α доказывается тем, что при введении аллергизированным животным низких концентраций сыво­ротки против ИФН-α выработка IgE существенно снижается, но использование высоких концентраций антител против ИФН-α приводит к стимуляции IgE-ответа. Эффект обнару­жен при местном применении ИФН-α, что объясняет неудачи при его парентеральном введении для лечения астмы и дру­гих нозологий, связанных с чрезмерной выработкой имму­ноглобулина класса Е (IgE) [31-36].

При интраназальном применении концентрация ИФН альфа-2b достигаемая в крови, значительно ниже предела обнаружения (предел обнаружения составляет 1-2 МЕ/мл) и не имеет клинической значимости, но при этом она по­зволяет активизировать защитные функции организма не­посредственно в очаге поражения - на слизистой оболочке носа [37, 38].

Трудности терапии обусловлены нередким сочетанием нескольких форм аллергических заболеваний [19, 22], а также развитием полисенсибилизации [39], присоедине­нием различных инфекционных осложнений и иммунологи­ческих расстройств [19, 22, 40].

Несмотря на кажущееся обилие имеющихся лечебных препаратов, их выбор для конкретного пациента с опреде­ленной клинической ситуацией сталкивается с некоторыми трудностями. Не все пациенты одинаково хорошо отвечают на базисную терапию современными препаратами, до 20% резистентны к проводимой терапии [41, 42]. При этом мно­гие из них с трудом поддаются стандартной терапии с ис­пользованием топических глюкокортикостероидов. Иногда возникают аллергические реакции и на сами антигистаминные препараты. Так, показано, что топические глюкокортикостероиды (ТГКС) воздействуют не на все механизмы разви­тия АР и на фоне их применения у 14,3% детей сохранялись катаральные явления в среднетяжелой форме, а у детей, по­лучавших одновременно с ТГКС спрей бензалкония хлорида, такие изменения носили легкий характер, не требовали вмешательства врача и отмечались в 3 раза реже [23]. Все вышеизложенное свидетельствует о том, что лечащий врач порой оказывается перед непростым выбором. При этом необходимо учитывать многие моменты и, помимо лечения аллергического заболевания, следует воздействовать на инфекционный патоген, а также способствовать улучшению работы иммунной системы. В связи с этим инновационным становится комбинированный подход к лечению аллерги­ческих заболеваний, сочетающий противоаллергическое, противовирусное и иммуномодулирующее воздействия [43]. Поэтому поиск и создание новых препаратов, особенно комбинированного и топического действия, являются крайне актуальной проблемой [3, 9, 39-41]. Таким ле­карственным средством является отечественный ориги­нальный препарат Аллергоферон® (производитель - Био­технологическая компания ФИРН М, Москва), гель для местного и наружного применения, комбинированное противоаллергическое средство (Н1-гистаминовых рецепторов блокатор + цитокин), состоящее из активных субстанций: лоратадина (0,01 г/г) и ИФН альфа2b человеческого рекомбинантного (≥5000 МЕ/г), введенных в гелевую основу [43, 44]. ИФН альфа2b обеспечивает антипролиферативное, противовирусное и иммуномодулирующее действия. Иммуномодулирующий эффект запускает активацию процессов фагоцитоза, модуляцию системы естественной цитотоксичности, усиление экспрессии антигенов главного комплекса гистосовместимости 1-го класса на поверхности клеток, восстановление Th1/Th2-баланса. К настоящему времени доказано, что разнообразные биологические эффекты ИФН важны наравне с хорошо изученным противовирус­ным действием этих белков. Отмечается быстрота действия ИФН и способность сохранять эффективность в течение 1-2 дней [45]. Лоратадин, являясь блокатором Н1-гистаминовых рецепторов II поколения, подавляет высвобож­дение гистамина и лейкотриенов С4 и В4 из тучных клеток, угнетает выброс диоксид-индуцированных воспалительных медиаторов (интерлейкина-8, селектина-Р, sICAM-1) из кле­ток [46, 47], предупреждает развитие и облегчает течение аллергических реакций, уменьшает проницаемость капилля­ров, предупреждает развитие отека тканей, снимает спазмы гладкой мускулатуры. Кроме того, лоратадин селективно связывается с периферическими Н1-гистаминовыми рецеп­торами и не проникает через гематоэнцефалический барьер, благодаря чему не оказывает седативного эффекта, не влияет на координацию движений и не оказывает депрессивного воздействия на центральную нервную систему (ЦНС) [44]. Таким образом, фармакологические свойства препарата являются комбинированными: Аллергоферон® оказывает сочетанное антигистаминное, противоаллергическое, противозудное, антиэкссудативное действие, а также обладает противовоспалительными, иммуномодулирующими и про­тивовирусными свойствами [6, 48]. Гелевая основа защи­щает слизистую оболочку носа от попадания избытка аллер­генов, аэрополлютантов, бактерий и вирусов, что особенно важно, поскольку нарушение барьерных функций слизистой оболочки носа является одним из наиболее значимых зве­ньев формирования АР [24].

Успешность и перспективность топического исполь­зования в клинической практике активных компонентов комбинированного препарата с лоратадином подтвердили в ряде исследований. В частности, разработан антиал­лергический гель с растворимым комплексом лоратадина и β-циклодекстрина с высоким коэффициентом биодоступ­ности; проницаемость лоратадина через слизистую дости­гала 97,74±0,87% и происходила в течение 6 ч [49]. В Ев­ропейском патенте № 0903151 описывается использование комбинаций неседативного антигистаминного препарата лоратадина и α-адренергических активных компонентов для местного лечения ринита, конъюнктивита, симптомов простуды (выпускается в формах назальных и глазных ка­пель, назального спрея). В патенте США № 5993833 приво­дятся составы, содержащие антигистаминный препарат для местного применения (безводные или липофильные гели, кремы и эмульсии); в патенте США № 6635274 описана эф­фективная трансдермальная система, сконструированная таким образом, чтобы доставлять активный антигистаминный компонент в поверхностные и глубокие слои кожи, причем заключительная формула геля включает лоратадин в концентрации 1-10%. Индийская компания "Ranbaxy" в 2004 г. опубликовала информацию о производстве и успешном испытании на базе Madras MedicaL CoLLege and Research Institute назального спрея для лечения сезонного АР на основе лоратадина.

Широкое применение топических лекарственных форм лоратадина сдерживалось нерастворимостью данного ве­щества в стандартных водных растворителях [50]. Однако ученым удалось найти оптимальный состав и решить дан­ную проблему. Многолетний опыт клинического использо­вания ИФН свидетельствует о возможности повышения их эффективности за счет создания лекарственных форм для местного применения [29, 45, 51]. Все это свидетельствует о широком интересе мирового сообщества к созданию новых комбинированных препаратов для топического применения, в том числе при АР.

Безопасность препарата Аллергоферон® была исследо­вана в эксперименте на мышах и морских свинках; оцене­но кожно-резорбционное, местнораздражающее действие, причем препарат испытан в максимальной дозе как по ИФН, так и по лоратадину. Проанализированы также пирогенные свойства [52]. Изучение потенциального противоаллергиче­ского эффекта исследуемого препарата включало оценку его основных терапевтических свойств - противоотечного, противовоспалительного, снижающего состояние повышенной чувствительности (сенсибилизации, гиперчувствительно­сти). Доклинические исследования полностью подтвердили безопасность лекарственного средства [52].

Клиническая оценка эффективности использования новых комбинированных препаратов для топического при­менения проведена различными центрами, в том числе ФГБУ "Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова" Минздрава России [48]. В работе проанализированы данные наблю­дения 60 больных в возрасте 18-75 лет, проходивших амбулаторное лечение в условиях двух однотипных поли­клиник общей лечебной сети г. Иваново в 2014-2015 гг. Все пациенты имели верифицированный диагноз персистирующего АР в стадии манифестации легкой и средней степени тяжести. Диагноз ставился на основании аллергологического анамнеза, жалоб больного, клинического осмотра, данных инструментально-лабораторного обсле­дования (передняя риноскопия, уровень IgE, общий и био­химический анализ крови). Среди пациентов преобладали лица трудоспособного и старшего возраста (80%), из них 70% женщин и 30% мужчин. Длительность заболевания со­ставила >2 года, с периодами манифестации 3-5 раз в год, во время которых все пациенты отмечали нарушения сна, повышенную утомляемость и раздражительность, сниже­ние работоспособности. У больных наблюдалась сочетанная аллергопатология: бронхиальная астма и атопический дерматит (по 6,6%); среди остальных заболеваний наибо­лее частыми были гипертоническая болезнь, сахарный диа­бет, вегетососудистая дистония, хронический пиелонефрит, хронические заболевания легких. Эффективность лечения оценивали по динамике назальных субъективных и рино­скопических симптомов (жалобы на заложенность носа, нарушение обоняния, чихание, зуд, ринорею, данные перед­ней риноскопии - состояние слизистой, наличие слизистого отделяемого), а также посредством оценки симптомов, ха­рактеризующих общее состояние пациентов: нарушение сна, трудоспособность, самочувствие, раздражительность, утомляемость. Симптомы оценивали общепринятым мето­дом в баллах: 0 - нет симптома; 1 - очень слабый; 2 - сла­бый; 3 - средней выраженности; 4 - сильные проявления. Учитывали комментарии пациентов о переносимости препарата. По результатам аллергологического обследования положительные прик-тесты на бытовые аллергены были выявлены у 70% пациентов, на пищевые - у 50%, на эпидермальные - у 23,4%. Поливалентная сенсибилизация была выявлена в большинстве (65%) случаев, моновалент­ная - в 35%. Уровень IgE на начало наблюдения превы­шал 130 МЕ/мл у 61,6% пациентов, в конце наблюдения -у 13,3%. Продолжительность наблюдения за больными со­ставила 42 дня. Состояние больного оценивали на 3, 7, 14, 21, 28 и 42-е сутки от начала терапии (см. рисунок).

Пациентам препарат назначали местно по 1 см геля, вы­пущенного из тюбика, на слизистую в каждый носовой ход, начиная с 4 раз в день и уменьшая кратность приемов по мере снижения выраженности симптомов.

Если к началу лечения 100% больных жаловались на за­ложенность носа, 93,4% - на чихание и 100% - на водяни­стые выделения из носа, после лечения жалобы отмечались у достоверно меньшего числа больных и выраженность сим­птомов у них была значительно ниже. Достоверное сниже­ние частоты и выраженности жалоб отмечалось уже к 7-му дню, а начинало ослабевать с 3-го дня терапии [40]. К заклю­чительному визиту жалобы на заложенность носа сохранили 11,6±4,1% пациентов [95% доверительный интервал (ДИ) 3,5-19,63%], при этом в 14,3% случаев симптом имел слабую выраженность. Жалобы на чихание предъявляли 15,0±4,6% пациентов (95% ДИ 5,9-24,01%), в том числе у 13,3±4,3% они были слабой степени; жалобы на выделения из носа сохра­нились у 10±3,9% больных (95% ДИ 2,36-17,64%).

Анализ качества жизни больных также выявил значи­тельные улучшения. Так, 35% пациентов до начала терапии отмечали нарушение сна, 20% - слабость и 30% - усталость, не сопровождавшиеся снижением трудоспособности и дви­гательной активности. У значительной части пациентов указанные симптомы исчезали в первые дни терапии одно­временно со снижением выраженности ключевых симпто­мов АР. Данные передней риноскопии имели более мед­ленную динамику, а достоверные изменения появлялись только на 14-й день. До начала терапии у каждого 3-го па­циента отмечалась синюшная окраска слизистой оболочки, у 73,3±5,7% пациентов (95% ДИ 62,1-84,5%) - гиперемия слизистой оболочки носа со среднебалльной оценкой вы­раженности 2,06±0,36 балла. К заключительному визиту ги­перемия определялась у 20±5,4% пациентов (95% ДИ 9,42­30,58%), причем слабой степени.

При использовании препарата не выявлено клинических признаков местной или системной аллергической или ток­сической реакции, побочных эффектов и осложнений не на­блюдали ни у одного больного.

Аналогичные данные были получены в Омском государ­ственном медицинском университете и Клинико-диагно­стическом центре "Ультрамед" (Омск) [6]. При изучении сравнительной эффективности топической терапии при манифестации сезонного АР у 105 пациентов в возрасте 18-55 лет препаратом Аллергоферон® (1-я группа) и мометазона фуроатом (2-я группа) было установлено, что на 3-й день лечения пациенты 1-й группы оценивали свое состояние в 1,6 раза лучше по сравнению с пациентами 2-й группы. Это стало возможно благодаря быстрому началу действия препарата (через 15 мин после применения), а на 7-й день эффективность лечения была сопоставима в обеих группах (значимых различий в выраженности сим­птомов не выявлено). Через 2 нед лечения результаты были практически одинаковыми. В 1-й группе отказа от лечения не было, побочных эффектов не наблюдалось, во 2-й группе 2 (5%) человека прекратили лечение из-за по­бочных эффектов.

Установлено также, что препарат Аллергоферон® хорошо зарекомендовал себя в офтальмологической практике [15]. Применение его в комплексной терапии аллергических за­болеваний глаз позволяет быстро купировать аллергическую реакцию тканей и тем самым сократить сроки лечения. По­казана высокая антигистаминная, противовоспалительная, антиэкссудативная активность этого препарата в лечении пациентов с аллергическими заболеваниями глаз. На фоне местной терапии Аллергофероном у пациентов снизилась выраженность оцениваемых симптомов: отек конъюнктивы -на 82%, отек век - на 91%, гиперемия конъюнктивы - на 79%, гиперемия век - на 88%, наличие отделяемого -на 95%, наличие фолликулов и сосочков - на 76%. Таким об­разом, авторы отметили, что препарат оказывает местное противоотечное, противовоспалительное, противоаллергическое действие, что находит отражение в динамике выраженности таких симптомов, как отек век и конъюнктивы, гиперемия век и конъюнктивы, наличие сосочков и фолликулов на конъюн­ктиве у больных с аллергическими заболеваниями глаз, но в меньшей степени влияет на наличие отделяемого (р=0,1). Вероятно, это связано с недостаточной выраженностью дан­ного симптома в целом по группе. Авторы считают, что вы­сокая противоаллергическая активность лекарственного препарата Аллергоферон® в лечении аллергических забо­леваний глаз обусловлена уникальным сочетанием антигистаминного компонента (лоратадина) и ИФН, оказывающего иммуномодулирующее действие и способствующего измене­нию иммунного ответа организма в ответ на аллерген [15]. В работе также показано, что препарат Аллергоферон® су­щественно снижает средние сроки лечения больных с ал­лергическим конъюнктивитом, аллергическим блефаритом. При использовании данного лекарственного средства сроки лечения сокращались в среднем до 10 дней по сравнению с 14 днями по стандартам медицинской помощи.

Данные об эффективности препарата Аллергоферон® в офтальмологической практике подтверждаются и рабо­той В.В. Поздняковой [53]. Под наблюдением находились 50 больных (из них 22 - с острым поллинозным конъюнк­тивитом, 16 - с хроническим аллергическим конъюнкти­витом, 12 - с атопическим кератоконъюнктивитом), при­менявших в качестве базисного лечебного препарата гель Аллергоферон®. На кожу верхнего и нижнего века наносили по 1 см геля 4 раза в сутки в течение 5-7 сут в стадии обо­стрения с последующим снижением частоты применения препарата до исчезновения клинической картины заболевания. В течение первых 7 дней использования препарата выраженность субъективных проявлений аллергического конъюнктивита уменьшалась приблизительно на 55%. К этому сроку зуд перестал беспокоить практически всех больных, в отличие от контрольной группы, где больные жа­ловались на выраженный зуд в среднем 1,5-2 нед. После применения Аллергоферона значительное улучшение насту­пало уже к концу 1-й недели терапии. Роговичные проявле­ния у половины пациентов купировались на 7-й день лече­ния и полностью исчезли у всех больных к концу 2-й недели, несколько позднее уменьшилась гипертрофия сосочков конъюнктивы. У пациентов с атопическим кератоконъюнктивитом значительно быстрее улучшалось состояние кожи век при использовании Аллергоферона по сравнению с противо­аллергическим лечением без геля. К концу 4-недельного курса лечения субъективные проявления аллергического конъюнктивита купировались на 94-95%. За весь период лечения больные не отмечали побочных эффектов, препарат переносили хорошо. Таким образом, авторы делают вывод о высокой эффективности Аллергоферона, хорошей объектив­ной и субъективной переносимости препарата и возможности его применения в терапии аллергических заболеваний глаз. Включение Аллергоферона в комплексную терапию аллергических конъюнктивитов ведет к более быстрому купированию симптомов вне зависимости от причинного фактора. Авторы особо отмечают иммуномодулирующий и противовирусный эффекты препарата при аллергических заболеваниях глаз.

Заключение

Лекарственный препарат Аллергоферон®, гель для мест­ного и наружного применения, зарекомендовал себя как эффективное безопасное лекарственное средство, кото­рое можно использовать в комплексной терапии сезонного и круглогодичного АР, а также аллергических заболеваний глаз. Аллергоферон® быстро купирует аллергическую ре­акцию тканей и позволяет сократить сроки амбулаторного лечения. Поскольку эффект от применения препарата наступает быстро, целесообразно рекомендовать его с первых дней заболевания. Учитывая выраженное противовирусное и иммуномодулирующее действие препарата, оправдано его назначение при сочетании аллергического и воспали­тельного процессов, т.е. при присоединении инфекционных осложнений. Отмечен хороший профиль безопасности пре­парата. Все это позволяет считать Аллергоферон® перспек­тивным лекарственным средством, расширяющим возможно­сти эффективной и безопасной терапии АР и аллергического конъюнктивита.

Сведения об авторе

Наталья Юрьевна Сотникова

Cтепень/зв.: доктор медицинских наук, профессор

Должность: заведующая лабораторией клинической иммунологии

Место работы: ФГБУ "Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова" Минздрава России

e-mail: niimid.immunt@mail.ru

МНН:  
Интерферон альфа-2b + Лоратадин
ТН:  

VII.H10-H13.H10.1     Острый атопический конъюнктивит

X.J30-J39.J30     Вазомоторный и аллергический ринит

X.J30-J39.J30.2     Другие сезонные аллергические риниты

ЛИТЕРАТУРА

1. Богова А.В., Ильина Н.И., Лусс Л.В. Тенденции в изучении эпиде­миологии аллергических заболеваний в России за последние 10 лет // Рос. аллергол. журн. 2008, № 6. С. 3-14.

2. Булкина О.З., Маркова Т.П. Клинико-иммунологическая характери­стика больных круглогодичным аллергическим ринитом с очагами хрони­ческой инфекции рото- и носоглотки // Иммунология. 2007. № 1. С. 46-49.

3. Ильина Н.И., Курбачева О.М., Минеладзе К.Р. и др. Лечебное и профилактическое действие назального спрея Назаваль у больных ал­лергическим ринитом. Обзор зарубежных и отечественных клинических исследований // Рос. аллергол. журн. 2011. № 2. С. 78-85.

4. Bousquet J., Lund V.J., Van Cauwenberge P. et aL. ImpLementation of guideLines for seasonaL aLLergic rhinitis: a randomized controLLed triaL // ALLergy. 2003. VoL. 58. P. 733-741.

5. Нестеров И.А. Особенности хирургической анатомии структур среднего носового хода с позиций функциональных эндоскопических вмешательств // Патология верхних дыхательных путей и голоса : сборник статей научно-практической конференции, посвященной 30-летию Омского городского фониатрического центра / под ред. Ю.А. Кротова, К.И. Нестеровой, А.И. Драчука. Омск, 2006. С. 76-79.

6. Нестерова К.И. Нестерова А.А. Эффективность топической антигистаминной монотерапии при манифестации сезонного аллергиче­ского ринита // Вестн. оториноларингол. 2015. № 4. С. 77-80.

7. Hayden M.L. ALLergic rhinitis: diagnosis, treatment, and its effect on asthma // J. Asthma ALLergy Educator. 2010. VoL. 1. P. 8-11.

8. Гущин И.С., Курбачева О.С. Аллергия и аллергенспецифическая иммунотерапия. М. : Фармарус Принт Медиа, 2010. 165 с.

9. Надей Е.В. Прогнозирование симптомов сочетанной формы аллергопатологии на фоне проведения аллергенспецифической имму­нотерапии // FoLia OtorhinoLaryngoLogiae et PathoLogiae Respiratoriae. 2014. VoL. 3, N 20. P. 65-69.

10. Надей Е.В., Совалкин В.И. Роль триггерных факторов в фор­мировании аллергопатологии в Омской области // Омский науч. вестн. 2014. № 2 (134). С. 37-40.

11. MasoLi M., Fabian D., HoLt S., BeasLey R. The gLobaL burden of asthma: executive summary of the GINA Dissemination Committee report // ALLergy. 2004. VoL. 59, N 5. Р. 469-478.

12. Надей Е.В., Полежаев К.Л., Совалкин В.И. Роль асептической ламинарной палаты в лечении больных с тяжелой формой поллиноза // Рос. ринология. 2007. № 2. С. 21.

13. Курбачева О.М., Павлова К.С. Аллергический конъюнктивит: современный взгляд на актуальную проблему // Рос. аллергол. журн. 2011. № 1. С. 82-88.

14. Леппенен Н.Э., Пампура А.Н. Аллергические конъюнктивиты у детей: от патогенеза к терапии // Рос. аллергол. журн. 2012. № 1. С. 73-78.

15. Суров А.В., Заспина А.Г. Опыт применения лекарственного препарата интерферон альфа-2b в сочетании с лоратадином в виде геля для местного и наружного применения в комплексной терапии аллергических заболеваний глаз // Офтальмология. 2014. Т. 11, № 1. С. 62-66.

16. Bonini S., SgruLLetta R., Coassin M., Bonini S. ALLergic conjunc­tivitis: update on its pathophysioLogy and perspectives for future treat­ment // ALLergy Frontiers: CLinicaL Manifestations / eds R. Pawankar et aL. Springer, 2009. P. 25-47.

17. Levin L.A., ALbert D.M. OcuLar disease: mechanisms and manage­ment. Saunders, 2010. P. 687.

18. Майчук Ю.Ф., Ковалевская М.А., Бржеский В.В. и др. Синдром "красного глаза" : практическое руководство для врачей офтальмо­логов. М., 2010. С. 82-83.

19. Багишева Н.В., Иващук Е.В., Дубровская И.И. Некоторые аспекты влияния ингаляционных глюкокортикостероидов на слизи­стые оболочки ротоглотки // FoLia OtorhinoLaryngoLogiae et PathoLogiae Respiratoriae. 2014. Т. 3, № 20. С. 6-8.

20. Latz E., Xiao T.S., Stutz A. Activation and reguLation of the infLammasomes // Nat. Rev. ImmunoL. 2013. VoL. 13, N 6. P. 397-411.

21. Sohn S.W., Park H.W., Chang Y.S. et aL. EvaLuation of cytokines mRNA in induced sputum from patients with aLLergic rhinitis: reLationship to airway hyperresponsivenes // ALLergy. 2008. VoL. 63. Р. 268-273.

22. Гаращенко Т.И. Современная терапия аллергических ринитов у детей // РМЖ. Пульмонология. Аллергология. 2002. № 5. С. 273-277.

23. Карпова Е.П., Тулупов Д.А. Местная терапия инфекционных осложнений аллергического ринита у детей // Вестн. оториноларингол. 2013. № 5. С. 73-76.

24. HoLgate S.T. EpitheLium dysfunction in asthma // J. ALLergy CLin. ImmunoL. 2007. VoL. 120. P. 1233-1244.

25. Мокроносова М.А., Сергеев А.В., Тарасова Г.Д. и др. Особен­ности микрофлоры слизистых оболочек верхних дыхательных путей при аллергическом рините // Рос. оториноларингол. 2003. № 2. С. 134-138.

26. Кетлинский С.А.,Симбирцев А.С. Цитокины. СПб. : Фолиант, 2008. 550 с.

27. Ершов Ф.И. Пять десятилетий интерферона : материалы юби­лейной конференции, посвященной открытию интерферонов. М. : Ме­дицина, 2007. С. 11-34.

28. Нестеренко В.Г., Сергеева Э.М. Профилактика гриппа и других ОРВИ среди групп населения высокой степени риска инфициро­вания // Сборник научных статей "Интерферон-2011" / ФГБУ "НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи"; под ред. Ф.И. Ершова. М., 2012. С. 225-231.

29. Попов В.Ф. Лекарственные формы интерферонов. М. : Триада-Х, 2002. С. 81-85.

30. Хаитов Р.М., Игнатьева Г.А., Сидорович И.Г. Иммунология. М., 2000. 430 с.

31. MiLLer H., BLuth M.H., Chice S.M., Durkin H.G. et aL. IFN-aLpha-mediated suppression of Low-affinity FC(epsiLon) receptors on Peyer's patch Lymphocytes and augmentation of soLubLe CD23: impLications for IgE responses // J. Leukoc. BioL. 1996 May. VoL. 59, N 5. P. 725-727.

32. Smith-Norowitz T.A., SiLverberg J., Norowitz K.B., BLuth M.H. et aL. Two distinct T ceLL subsets, CD4+ and CD8+CD60+, and their cytokines are required for in vitro induction of human ragweed-specific memory IgE responses // J. ImmunoL. 2008. VoL. 181. P. 4761-4769.

33. BLuth M.H., Norowitz K.B., Chice S., Shah V.N. et aL. IgE, CD8(+) CD60+ T ceLLs and IFN-aLpha in human immunity to parvovirus B19 in se­Lective IgA deficiency // Hum. ImmunoL. 2005. VoL. 66, N 10. P. 1029-1038.

34. Bajaran M.M., BarLan I.B., Tiikenmez F., Dai A. Effect of interferon-aLpha therapy on serum IgE, IL-4, and sCD23 LeveLs in chiLdhood asthma // J. Asthma. 1995. VoL. 32, N 3. P. 215-220.

35. Meritet J.F., Maury C., Tovey M.G. Effect of oromucosaL administration of IFN-aLpha on aLLergic sensitization and the hypersensitive infLammatory response in animaLs sensitized to ragweed poLLen // J. Interferon Cytokine Res. 2001. VoL. 21, N 8. P. 583-593.

36. Gruschwitz M.S., Peters K.P., Heese A., Stosiek N. et aL. Effects of interferon-aLpha-2b on the cLinicaL course, inflammatory skin infiLtrates and peripheraL bLood Lymphocytes in patients with severe atopic eczema // Int. Arch. ALLergy ImmunoL. 1993. VoL. 101, N 1. P. 20-30.

37. Васильева Т.П., Чумаков А.С. Гриппферон: от эксперимен­тальных исследований до практического использования // Инфекци­онные болезни: новости, мнения, обучение. 2013. № 2. С. 31-32.

38. Инструкция по медицинскому применению препарата Гриппферон® (ЛП 001503-150212).

39. Снегоцкая М.Н., Геппе Н.А., Дронов И.А. и др. Лечение аллерги­ческих ринитов: роль топических антигистаминных препаратов // Леч. врач. 2014. № 4. С. 13.

40. Соколова О.Г., Погодин И.С., Одарченко И.Н. и др. Низкоча­стотная ультразвуковая терапия левоцетиризином у больных острым инфекционным ринитом при ОРВИ // Омский научн. вестн. 2014. № 2. С. 26-30.

41. Ненашева Н.М. Эффективная защита слизистой носа у больных аллергическим ринитом. Эффективная фармакотерапия. Пульмоно­логия и оториноларингология. 2012. № 37. С. 10-16.

42. Bousquet J., Anto J.M., DemoLy P. et aL. Severe chronic aLLergic (and reLated) diseases: a uniform approach - a MeDALL-GA2LEN-ARIA position paper // Int. Arch. ALLergy ImmunoL. 2012. VoL. 158. P. 216-231.

43. Гапонюк П.Я. Новый подход к лечению больных с аллергиче­ским ринитом // Аллергология и иммунология. 2008. № 9. С. 277.

44. Регистр лекарственных средств России. РЛС. Энциклопедия ле­карств. Вып. 22 / под ред. Г.Л. Вышковского. М. : ВЕДАНТА, 2013. 1428 с.

45. Нестерова И.В. Препараты интерферона-альфа в клинической практике // Рос. аллергол. журн. 2010. № 2. С. 43-52.

46. AmseLLem C., CzarLewski W., Lagarde M., Pachco Y. Inhibitory effect of Loratadine on Leukotriene B4 production by neutrophiLs either aLone or during interaction with human airway epitheLiaL ceLLs // PuLm. PharmacoL. Ther. 1998. VoL. 11, N 4. P. 245-252.

47. Bayram H., DevaLia J.L., Khair O.A., AbdeLaziz M.M. et aL. Effect of Loratadine on nitrogen dioxide-induced changes in eLectricaL resistance and reLease of infLammatory mediators from cuLtured human bronchiaL epitheLiaL ceLLs // J. ALLergy. CLin. ImmunoL. 1999. VoL. 104, N 1. P. 93-99.

48. Сотникова Н.Ю., Пахомова Т.В., Лыкова Т.А. Лечебная эффек­тивность комбинированного лекарственного препарата Аллергоферон® при персистирующем аллергическом рините // Рос. аллергол. журн. 2016. № 1. C. 52-56.

49. Singh R.M.P., Kumar A., Pathak K. ThermaLLy triggered mucoadhe-sive in situ geL of Loratadine: β-cycLodextrin compLex for nasaL deLivery // AAPS Pharm. Sci. Tech. 2013. VoL. 14, N 1. P. 412-424. doi: 10.1208/ s12249-013-9921-9.

50. Инструкция по медицинскому применению лекарственного препарата "Аллергоферон®" ЛП 000656-280911 // Аптечный консуль­тант. М., 2013. С. 95-96.

51. NationaL Center for BiotechnoLogy Information. URL: http://www.ncbi.nLm.nih.gov/pubmedheaLth/PMH0021627/7.

52. Васильева Т.П., Чумаков А.С., Шепетило И.В. Клиническая эф­фективность, переносимость и безвредность препарата Аллергоферон® (гель для местного и наружного применения) при лечении круглогодич­ного аллергического конъюнктивита и аллергического ринита, поллиноза // Аллергология и иммунология: новости, мнения, обучение. 2013. № 1. С. 76-82.

53. Позднякова В.В. Новый комбинированный препарат для ле­чения аллергических заболеваний глаз // Рос. офтальмол. журн. 2014. № 1. С. 73-76.